2000 год

В Беларуси
16 медицинских РНПЦ

Медицина с видом на центр
За последние годы наша медицина перестроилась не только качественно и приросла количественно — изменилась сама ее структура. Теперь по каждому особо значимому направлению создана мощная вертикаль начиная с ФАПов и амбулаторий и заканчивая республиканским научно-практическим центром, где внедряют лучшее, учатся у светил и берутся за наиболее сложные случаи. Это самый высокий, четвертый уровень оказания медпомощи, в котором практика тесно переплетена с теорией (каждый центр имеет в своем составе научную кафедру и научный отдел). Сегодня в Беларуси 16 РНПЦ. Одни, как, к примеру, травматологии и ортопедии, были созданы на базе НИИ. Другие — слиянием нескольких структур, скажем, РНПЦ детской хирургии. Третьи — фактически с нуля, подобно РНПЦ радиационной медицины и экологии человека в Гомеле. На строительство, реконструкцию и переоснащение государство средств не пожалело: везде сосредоточены самые квалифицированные специалисты и новейшее оборудование. Как результат — в наиболее важных сферах медицины мы в лидерах, причем на всем восточноевропейском пространстве.
РНПЦ «Кардиология»

Александр Мрочек
Описать работу каждого республиканского центра в одной статье при всем желании просто невозможно («СБ» в свое время посвятило этому целый цикл). Но особняком здесь стоят РНПЦ «Кардиология» и «Мать и дитя». Республиканским центром НИИ кардиологии стал еще в октябре 2000‑го. Благодаря усилиям его специалистов была не только запущена программа трансплантации сердца — видоизменились, расширились, стали настоящими профессиональными сетями сами кардиологическая и кардио­хирургическая службы. И чем дальше, тем быстрее идет процесс распространения высоких технологий. Но путь к таким достижениям был долгим и непростым. Директор РНПЦ «Кардиология», академик Александр Мрочек вспоминает:

— Нельзя сказать, что до 2000 года кардиологической службы в стране совсем не было. Она начала создаваться еще в 1977-м. После соответствующего постановления Совмина СССР во всех республиках стали организовываться научно-исследовательские институты, а в Москве — Всесоюзный кардиологический научный центр. В Беларуси подобная структура появилась на базе лаборатории кибернетических методов диагностики и биоуправления. Представляете, сначала это была всего одна комната в соседнем с нами здании…
С подачи Главы государства в Беларуси и начали создавать РНПЦ
Этот же документ предусматривал создание в институтах последипломной подготовки кафедр кардиологии, которые готовили кадры, а в областях — кардиодиспансеров. В чем был недостаток? Институт базировался на территории 4-й клинической больницы Минска, арендовал места для научных лабораторий, но клиническая часть подчинялась главному врачу клиники. То есть это были разные юрлица. И трансформация научных идей в практику проходила довольно сложно. Поэтому с подачи Главы государства в Беларуси и начали создавать РНПЦ.

К слову, прообразом такого центра был НИИ онкологии и медицинской радиологии, который возглавлял академик Н.Н.Александров: одно юрлицо включало и науку, и практику. Но официально первым в стране стал именно РНПЦ «Кардиология».
— Это дало нам возможность свои идеи тут же реализовывать в практической медицине. А главное — привлекать в науку врачей-практиков. Поначалу было трудно. Конечно, кардиохирургия на тот момент у нас худо-бедно развивалась, но все ведущие разработки были в России, в Москве. А с появлением РНПЦ уже мы сами должны были отвечать и за здоровье пациентов, и за качество операций. Не все сразу получалось. С другой стороны, был энтузиазм, желание достичь важных результатов. И сегодня РНПЦ работает не хуже, чем любая зарубежная клиника кардиопрофиля. К тому же наши идеи реализуются по всей стране. В частности, создание катализационных лабораторий и оказание помощи пациентам с острым коронарным синдромом. А ведь поначалу многие не верили в такую перспективу. Мол, как же так, ведь для этого чуть ли не в каждом райцентре должен быть ангиограф… И специалисты появились, и возможности, и помощь людям оказывается. В то же время мы сегодня, так сказать, распределили обязанности. В регионы передали кардиохирургию, которая не дает много осложнений, но дает возможность наращивать опыт. А мы берем самые сложные случаи. Теперь стоит новая задача — организации производства всех расходных материалов для отрасли на территории нашей страны. Нельзя все покупать. Тем более что расходные материалы и технологии, особенно интервенционные, уникальны.
РНПЦ «Мать и дитя»
РНПЦ «Мать и дитя» в декабре 2004 года объединил в себе 3 учреждения — НИИ охраны материнства и детства, НИИ наследственных и врожденных заболеваний, а также 7-ю минскую клиническую больницу — и стал головным в стране по акушерству и гинекологии, педиатрии и медицинской генетике. Именно здесь помогают пациенткам с самой проблемной беременностью, в том числе мамам с пороками сердца, болезнями мочевыделительной системы, сахарным диабетом. Сюда направляют cо всей Беларуси с преждевременными родами, во время которых на свет появляются малыши с экстремально низкой массой тела (от 500 г). Специалисты разработали свои оригинальные технологии их интенсивной терапии. И если на первых порах могли спасти лишь 20% таких детей, то сегодня — более чем 80%. Причем не только спасти — дать шанс на жизнь без ограничений. Ведь дети, поторопившиеся появиться на свет, имеют еще не до конца сформировавшиеся органы и системы. Допустим, раньше острой проблемой была ретинопатия недоношенных, чреватая в дальнейшем полной слепотой. РНПЦ «Мать и дитя» вплотную занялся ее решением, и теперь она по всей стране вовремя диагностируется и эффективно лечится при помощи лазерных установок.

По сравнению с началом 2000-х важнейшие показатели службы охраны материнства и детства (они же, к слову, и для всего мира индикатор степени развития медицины) улучшились в разы: и по материнской, и по младенческой смертности наша планка — одна из самых низких на планете. Недаром в 2015 году коллектив центра стал лауреатом премии Президента «За духовное возрождение».
РНПЦ
радиационной медицины и экологии человека
РНПЦ радиационной медицины и экологии человека примечателен другим: он единственный расположен не в Минске и не в Минском районе, а в областном центре — Гомеле. Идея создать его возникла еще в 1990 году, когда остро нужны были мед­учреждения нового типа, способные сохранить здоровье людей после чернобыльской аварии. Распад СССР обернулся тем, что своих первых пациентов центр принял только в следующем веке, но сути это не изменило: сегодня это головная организация по оказанию специализированной медицинской помощи пострадавшему населению и научному обеспечению госпрограмм по преодолению последствий катастрофы на ЧАЭС. Приоритетные направления — эндокринология, иммунопатология и аллергология, эндокринная хирургия, гематология, гинекология, сосудистая патология и офтальмология. За консультациями сюда обращаются более 70 тысяч пациентов в год. Почти 15 тысячам оказывается помощь в стационаре, включая сложные высокотехнологичные и малоинвазивные операции. А вообще, в Гомельской области налажена стройная система диспансеризации. В пострадавших районах работают и выездные бригады. Плюс система телемедицинского консультирования, в которой Гомель был пионером.

Александр Рожко
Директор РНПЦ Александр Рожко рассказывает:
— К нам приезжало очень много людей из регионов. Чтобы улучшить качество и доступность для них медицинских услуг, и были организованы онлайн-консультации с центральными районными больницами области. Прежде прошло совместное обучение наших сотрудников и врачей амбулаторного звена, отработали техническую сторону… В результате только за прошлый год на основе телемедицинских технологий мы провели около 600 консультаций.
Практика здесь сочетается с научными разработками в области радиационной защиты, эпидемиологии, клинических исследований, молекулярной генетики. В сотрудничестве с ведущими и республиканскими, и зарубежными профильными научно-практическими учреждениями. К примеру, совместно с Всероссийским центром экстренной и радиационной медицины им. А.М.Никифорова МЧС гомельский РНПЦ обладает патентом на способ биоиндикации радиационного воздействия на щитовидную железу. Всего же у нашего центра 166 патентов на изобретения и полезные модели.
Отличные перспективы
Тем временем в Минске полным ходом идет строительство нового корпуса научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии. С сентября 2018-го правопреемника РНПЦ трансплантации органов и тканей, который уже сам по себе стал брендом страны, и 9-й клинбольницы. С ней связаны 25 лет профессиональной жизни директора центра Олега Руммо, он уверен: «Дело не в том, чтобы эту табличку убрать и повесить другую. Дело в том, чтобы это здание, которому я в общем-то всем обязан, наполнить новым содержанием». А именно стать одним из первых центров, где медпомощь оказывается по типу замкнутого цикла при различной патологии и с применением самых высоких технологий.

Олег Руммо
В новом суперсовременном корпусе появятся дополнительные операционные и отделения, что позволит медикам делать свою работу на качественно ином уровне и в более сжатые сроки. Соответственно, увеличится и количество операций. На них, между прочим, очередь среди иностранных граждан, растягивающаяся на 3 — 4, а порой и 5 лет. Будут другие возможности — вырастет и экспорт медицинских услуг. Уже к концу 2021 года Минский центр хирургии, трансплантологии и гематологии должен обрести новое лицо.

Надежда ДЕКОЛА
КТАТИ
Практика борьбы с множественной лекарственной устойчивостью туберкулеза РНПЦ пульмонологии и фтизиатрии, как и руководство по лечению, признаны ВОЗ одними из лучших в мире и рекомендованы для других стран. Именно Беларуси в свое время было доверено широкое использование препаратов нового поколения, впервые разработанных за последние 40 лет.