1994 год
Дебют белорусских олимпийцев на Играх в Лиллехаммере
Именно в этот год наша сборная выступила на главных стартах четырехлетия отдельной, суверенной командой.
1994–й навсегда вошел в историю белорусского спорта и олимпийского движения. Церемония открытия Игр-1994 растянулась на четыре с лишним часа и заслужила звание одной из самых долгих в истории.

Белорусская делегация (33 спортсмена, 17 тренеров, 7 официальных лиц и 2 журналиста — всего 59 человек) прибыла в Лиллехаммер ровно за неделю до торжественного открытия. Корреспондентами, которым посчастливилось работать на этом историческом для нашей страны спортивном форуме, стали Владимир Новицкий и Елена Данильченко. Благодаря им мы оперативно узнавали все главные новости. Летели все вместе, а не по отдельности, как это часто бывает.
Оимпийский Лиллехаммер
Во–первых, людей было значительно меньше (всех смог вместить один борт, а медицинской службы вообще не было). А во–вторых, к Играм практически все готовились исключительно в домашних условиях, на зарубежные сборы средств не оказалось — спорт тогда, как и вся страна в целом, испытывал крайнюю и очень острую нужду. Лишь Татьяна Навка (будущая прима и звезда фигурного катания) да ее партнер Самвел Гезолян прилетели в Минск из США, где жили и тренировались. А, например, наша биатлонная сборная, нынче укомплектованная по высшему разряду, в 1994–м с завистью поглядывала на норвежцев, у которых одних только сервисменов было 12 человек! Наши тренеры Виктор Корчагин и Константин Вайгин самолично подбирали мазь, смазывали и обкатывали лыжи своим подопечным. Так и жили.
Игорь Железовский
Ну и, конечно, нельзя обойти стороной Игоря Железовского — фигуру в зимнем спорте значимую. Именно рекордсмену мира в беге на коньках изначально хотели доверить миссию нести государственный флаг на церемонии открытия, но Игорь, сославшись на долгий путь до стадиона (конькобежцы жили не в Олимпийской деревне, а в городке Хамар, что в 60 километрах), а также на суеверия, взял самоотвод. В итоге в историю как первый белорусский флагоносец вошел Евгений Редькин. Все дело в том, что Железовский однажды уже должен был нести флаг — Объединенной команды на зимних Играх–1992. Однако развал СССР спровоцировал организационный хаос на всех уровнях. Спорт не остался в стороне, и из–за финансовых неувязок и нечеткого графика планирования наши конькобежцы попросту... опоздали на Игры! А Железовский на тех Играх с треском пролетел не только мимо чемпионства, которое ему все прочили, но даже мимо наград.
В Лиллехаммере нашему лидеру повезло чуть больше, хоть все равно и не в полной мере. Пробежав свою коронную дистанцию 1.000 метров с олимпийским рекордом, во главе турнирной таблицы он оставался не более трех минут: уже в следующем забеге его результат улучшил американец Ден Дженсен, ставший в итоге чемпионом. Но это была наша вторая олимпийская медаль в суверенной истории, а потому счастью не было предела! Первую завоевала Светлана Парамыгина — и тоже серебро. Настреляв уйму штрафных минут в индивидуальной гонке (высокая скорость прохождения дистанции не спасла — обидное четвертое место), Светлана исправилась в спринте, навсегда вписав свое имя в анналы спортивной истории.

Светлана Парамыгина в 1994 году
Пьедестал женского биатлонного спринта в Лиллехаммере. Светлана Парамыгина (слева)
Ну и, конечно, говоря об Играх в Лиллехаммере, нельзя не отметить тот факт, что именно там впервые в программу зимних Олимпиад была включена лыжная акробатика — так любимый и почитаемый нами сегодня фристайл. И единственный раз за всю историю в этом виде белорусы остались без медалей. Хотя уже тогда считались фаворитами и могли ухватить даже две награды. У мужчин после первого дня уверенно лидировал Алексей Парфенков. Как и Юлия Ракович. К слову, именно она стала первой, кто, родив, вернулся на склон и поучаствовал в Олимпиаде. Алла Цупер лишь пошла по стопам Ракович. Жаль, но и Ракович, и Парфенков во второй и решающий день соревнований в Лиллехаммере свои прыжки завалили, оставшись без медалей. Однако знак качества белорусской школы фристайла стал виден уже тогда, и сегодня мы в этом виде впереди планеты всей.
Результат Олимпиады в Лиллехаммере 16 лет оставался лучшим для Беларуси, пока в Ванкувере–2010 фристайлист Гришин не взял золото, биатлонист Новиков серебро, а Домрачева бронзу, ознаменовав новую веху в олимпийском достижении страны. Но и этот успех оказался перекрыт в Сочи–2014 и Пхенчхане–2018. Спорт в Беларуси растет и развивается. И кстати. За серебро Железовский и Парамыгина получили в 1994 году от государства по 3 тысячи долларов. Сегодня сумма призовых за второе место равняется 75 тысячам. Как говорится, почувствуйте разницу...
Владимир Новицкий, комментатор Белтелерадиокомпании
— Трансляций соревнований тогда еще не было, — вспоминает Владимир Николаевич. — Я понимал, что это первая в истории нашего суверенного спорта Олимпиада, и хотел привезти какое–то видео. В то время уже очень любил и умел снимать. Наш известный тренер по воднолыжному спорту Виктор Викторович Новожилов одолжил видеокамеру. Мы с Еленой Данильченко взяли интервью у каждого спортсмена и тренера — делегация была небольшая. Снимал все: что происходило на улице, как болельщики обменивались сувенирами, тысячу и один момент. Съемки не были простыми: белорусское телевидение не купило телевизионные права, и на нашей камере не было специальной наклейки, дающей право снимать внутри спортивных арен. Порой я нарушал правила и снимал до тех пор, пока строгие контролеры не выгоняли. А когда мы вернулись, в эфир вышли три сорокаминутных фильма «Рэха Алімпіяды». Работать было сложно, но очень интересно.

— На той Олимпиаде Светлана Парамыгина завоевала первую для Беларуси медаль в биатлоне.

— Да, это было 23 февраля. Я и сейчас помню ту историческую гонку! В том спринте всех призеров разделили 1,2 секунды. Света проиграла канадке Мириам Бедар 1,1 секунды и выиграла в борьбе за серебро у украинки Валентины Цербе–Нессиной 0,1 секунды! После этого мы со Светланой сделали не одно хорошее интервью. Даже в фильм вошла такая сцена: в парке, где находилась медальная площадь, проходила церемония награждения. А, когда девушки вечером поднимались на пьедестал, было уже темно. От света прожекторов медали переливались, и я сказал: «Как здорово: Беларусь и Украина вместе на пьедестале почета!» Светлана ответила: «И глаза девушек блестят, как медали».